Скачать Жители мегаполисов страдают от всевозможных фобийПо данным опубликованного в конце минувшей недели опроса, жители мегаполисов, несмотря на богатство открытых перед ними возможностей, оценивают свое положение хуже, чем те, кто живет в маленьких городах и селах. По словам экспертов, население мегаполисов испытывает большее психологическое напряжение, люди чаще боятся. Самые распространенные в больших городах фобии — боязнь толпы, открытых или закрытых пространств, терактов. Многие, однако, «выбирают» себе оригинальную фобию и стараются, например, не ходить пешком по мостам или не ездить на пустом эскалаторе. Современные реалии мегаполиса порождают новые навязчивые опасения: люди панически боятся эвакуатора, сосулек, свисающих с нечищенных крыш, сотрудников правоохранительных органов. Психологи могут справиться с фобией достаточно быстро, но к ним мало кто обращается. Большим доверием населения пользуются маги и лжецелители.

В минувший четверг Всероссийский центр изучения общественного мнения опубликовал парадоксальные результаты исследования: жители мегаполисов довольны своим положением меньше, чем жители небольших городов и сел. В целом по стране свою жизненную ситуацию называют трудной 56% россиян. В больших городах таких пессимистов оказалось 63%. Психологи объясняют это тем, что крупный город не только дает больше возможностей, но и отнимает силы. Негативно воздействует на психику, по словам экспертов, быстрый ритм жизни, большая скученность, постоянный шум. И даже воздух. Как рассказал «НИ» психиатр, методист по профилактике зависимого поведения окружного Управления образования Департамента образования Москвы Николай Каклюгин, американские ученые исследовали, как воздействует на мышей воздух, которым дышат люди в мегаполисах. У грызунов, дышавших им по шесть часов в сутки, ухудшилась память и повысилось беспокойство.

Жители больших городов, по словам экспертов, более восприимчивы и к плохим новостям. Главный научный сотрудник Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского, эксперт Лиги здоровья нации Татьяна Клименко сообщила «НИ», что за последние несколько лет уровень напряженности в российских мегаполисах вырос. «Одна из причин — огромное количество негативной и тревожной информации, — говорит Татьяна Клименко. — Жители мегаполисов склонны принимать ее ближе к сердцу, чем жители маленьких городов: им доступнее самолеты, которые падают, метро, где происходят взрывы». Заведующий отделением Научного центра психологии здоровья РАМН Сергей Ениколопов в беседе с «НИ» отметил, что «западное информационное поле намного спокойнее, никто не сообщает об убийствах каждый день».

Постоянное психологическое напряжение, в котором живут люди в крупном городе, заставляет их чаще бояться. Эксперты отмечают, что фобии в мегаполисе распространены больше, чем в маленьком городе. Хотя назвать точную цифру невозможно: многие люди живут с фобиями годами, не обращаясь никуда за помощью. По словам начальника отдела Московской службы психологической помощи населению Галины Леонтьевой, если страх — необходимая и полезная эмоция, которая ограждает человека от совершения опасных поступков, то фобия мешает жить и ограничивает активность и свободу передвижения.

Одной из самых «популярных» в мегаполисе фобий является боязнь толпы. «Многие московские психологи говорят, что москвичи живут в условиях пресыщения общением, — рассказала «НИ» Галина Леонтьева. — Они девять часов проводят на работе, в коллективе, потом едут в переполненном транспорте, дома тоже у многих нет возможности побыть в одиночестве. У тех, кому очень не хватает личного пространства, может появиться страх толпы». Также в большом городе часто встречается клаустрофобия, то есть страх замкнутого пространства, из-за которого люди боятся ездить в лифтах, в метро, на эскалаторах, агорафобия, то есть страх открытого пространства, боязнь высоты, из-за которой люди не решаются выходить на собственный балкон.

Среди москвичей распространена и боязнь теракта. «На следующий день после взрывов в метро (двойной теракт на станциях «Лубянка» и «Парк культуры» 29 марта 2010 года. — «НИ») поезда ходили полупустыми: многие боялись в них ездить, — рассказала «НИ» Татьяна Клименко. — Но через два-три дня у большинства из них страх прошел, они сели и поехали, как раньше. Те же, у кого сформировалась фобия, не войдет в вагон без помощи психотерапевта». Иногда жители мегаполисов сами не знают, что их пугает. «К нам обращаются люди с генерализованным страхом, — рассказала «НИ» Галина Леонтьева. — Они боятся всего: что с ними и с их близкими может что-то случиться, боятся летать, боятся ездить».

Признанными считаются несколько сотен фобий. Из них только на букву «а» начинаются более 60. Есть, например, амбулофобия — боязнь ходить пешком, амаксофобия — боязнь управлять автомобилем, аматофобия — боязнь пыли. Но жители мегаполисов часто изобретают собственные, еще более оригинальные фобии. «Я боюсь ездить на эскалаторе в метро, если сзади меня не стоят другие пассажиры, — рассказала «НИ» москвичка Ольга. — Я все время думаю, что если буду падать, то некому будет мне помочь. Когда я подхожу к эскалатору одна, мне приходится дожидаться следующего поезда, чтобы люди, которые из него выйдут, поехали со мной». Или другой пример от Татьяны Клименко: главный инженер крупного завода боялся ездить в транспорте, которым управлял не он. От командировок он или отказывался, находя самые разнообразные поводы, или ехал в них на своей машине. Когда отказаться от командировки и от полета на самолете не было возможности, он сказал, что предпочел бы, чтобы самолетом управлял он.

«Бояться можно чего угодно: тут нет предела фантазии», — рассказала «НИ» Галина Леонтьева. Фобия, по словам психологов, может выбирать себе любые воплощения. Чаще всего она связана с реалиями, в которых живет человек. Прошлой зимой из-за падения сосулек в Санкт-Петербурге погибли шесть человек, в том числе ребенок. Многие жители и гости Северной столицы тогда стали панически бояться, что с ними произойдет то же самое. «У меня развилась новая фобия, — пишет блогер a-happy-one. — …Сосульки! Какие же они страшные! Трехметровые, многозубчатые и так опасно нависающие над дорожками… Я хожу по улице и держу руку на голове, а мои друзья смеются, мол, думаешь, это поможет, если сосулька грохнется… Может, оно и не поможет, но как-то психологически успокаивает… Кто-то посоветовал купить шлем… В общем, одна надежда на ангела-хранителя».

При отсутствии во многих городах достаточного количества удобных парковок настоящий ужас на водителей стали наводить эвакуаторы. «У меня 14 марта … эвакуировали машину, — пишет блогер uragan, — если бы подала в суд, то, возможно, выиграла бы. … Денег на суд потратишь больше, чем за эвакуатор заплатила … Но у меня появилась просто какая-то фобия: паркуюсь и смотрю, не попасть бы под эвакуатор».

К распространению фобий приводит и недоверие общества к правоохранительным органам. «Боюсь милиции, — пишет в одной из социальных сетей москвичка Светлана, — причем никогда не нарушала УК РФ. Просто, как увижу человека в серой форме, сразу начинают руки потеть и сердце в пятки уходить… Если вижу патруль издалека, всегда старюсь обойти сторонкой, по кустам ломлюсь, чтобы не заметили».

По словам психологов, люди могут жить с фобиями много лет и старательно их не замечать. «Люди предпочитают вытеснять свои страхи и живут таким образом, чтобы не попадать в ситуации, которые их вызывают, — рассказала «НИ» Татьяна Клименко. — Это называется «избегающим поведением». Например, женщина, которая боится ездить в лифте, может много лет говорить окружающим и самой себе, что поднимается по лестнице, потому что это полезно для фигуры. В таких случаях встреча со своим страхом становится неожиданностью, как свидетельствует еще один пример из психологической практики. Москвичка обнаружила, что боится ходить пешком по мостам, только когда поехала в свадебное путешествие в Петербург. В Москве она просто обходила мосты стороной, не задумываясь почему. В Питере, куда она долго отказывалась ехать, это было сделать почти невозможно.

По словам Татьяны Клименко, россиянам свойственно легкомысленно относиться к своим фобиям. Многие люди ничего с ними не делают или, не обратившись к врачу, сами выбирают лекарства в аптеке. И все же тех, кто обращается за профессиональной помощью, в последние годы стало больше. «Это связано с тем, что появилась негосударственная психологическая служба, частные психологи, психиатры и психотерапевты, и многие из тех, кто боится идти в государственную структуру, идут к частным врачам», — говорит Татьяна Клименко.

По оценке социопсихолога Натальи Варской, за психологической помощью обращается меньшая часть людей, имеющих фобии. «Многие путают психологов с психиатрами, — рассказала она «НИ». — Думают: «Ну, я же не больной», не знают, что здоровые люди могут иметь психологические проблемы. Обычно психологи быстро справляются с фобиями. Но они менее популярны, чем маги и псевдоцелители. Потому что, обращаясь к магам, люди не боятся, что их признают больными». По мнению Натальи Варской, на «телефонах доверия» из-за маленькой зарплаты не работают высококвалифицированные специалисты. «Но в определенной ситуации люди могут получить помощь и там, — отметила эксперт. — Потому что им иногда требуется, чтобы их хоть кто-то выслушал. Были случаи, когда сотрудники этих служб отговаривали людей от суицидов». Государственные учреждения, предоставляющие психологическую помощь, по мнению Натальи Варской, не пользуются популярностью: «В психоневрологических диспансерах люди попадают в обстановку врачебных кабинетов, им это может быть неприятно, потому что они не больны». Пресс-секретарь Московской службы психологической помощи населению с сожалением в беседе с «НИ» призналась, что многие жители города попросту не знают о том, что здесь они могут бесплатно получить консультацию.
СВЕТЛАНА БАШАРОВА
Источник: newizv.ru

загрузка...