Скачать Подведения итогов сдачи ЕГЭ 2010 и поступления в ВУЗы

Учителя в этом году боятся ЕГЭ меньше, родители относятся к нему спокойнее, а уровень образования выпускников повысился. Такие выводы сделал Рособрнадзор после ЕГЭ-2010. Преподаватели на условиях анонимности рассказывают, что и этим летом повсеместно за деньги заполняли за детей бланки, разрешали им разговаривать во время сдачи госэкзамена по мобильному телефону и пользоваться шпаргалками.

Рособрнадзор подвел итоги кампании ЕГЭ-2010. По мнению главы ведомства Любови Глебовой, на второй год введения госэкзамена к родителям, учителям и учащимся «пришло понимание ЕГЭ, и ушел страх». Впрочем, ближе к концу конференции чиновница уже сказала, что «ЕГЭ встречает сопротивление со стороны учителей». Зато, по словам Глебовой, уровень знаний школьников стал выше. Так, в прошлом году минимальную границу госэкзамена по русскому или математики не прошли 3%, в этом 2,3%; выросло количество школьников, набравших «средний балл» (не ниже 60). Больше, по словам Глебовой, стало и выпускников, набравших 100 баллов. При этом Глебова отметила, что их результаты сомнений у чиновников не вызывают, потому что «100 баллов стабильно распределились между регионами».

Количество абитуриентов в этом году, как ранее говорил и министр образования Андрей Фурсенко, резко сократилось – по данным Глебовой, на 11%. В 2010 году экзамены сдавали 876 664 человек (в прошлом году, для сравнения, госэкзамен сдавали 993 тыс. человек).

«На внебюджетные места вузы, даже государственные, не добрали половины абитуриентов», – сказала глава Рособрнадзора.

Негосударственному сектору в этом году «будет непросто», количество учащихся в коммерческих вузах, по словам чиновницы, «уменьшилось еще наполовину по сравнению с прошлым годом». Из-за сокращения абитуриентов, считает Глебова, вузы хотят удержать у себя выпускников «любой ценой». В частности, во многих учебных заведениях Рособрнадзор обнаружил нарушения при приеме документов. Вузы требовали подлинники и заверенные свидетельства о сдаче ЕГЭ. Хотя, по правилам, подлинники документов абитуриент должен принести только при зачислении.

По мнению Глебовой, введенная в этом году мера – подача документов только в пять вузов на три направления подготовки – себя не оправдала. Напомним, что такое условие приняли по настоянию ректорского сообщества. Руководители вузов утверждали, что в прошлом году некоторые выпускники подавали заявления иногда на 20 с лишним факультетов. В итоге многие не приходили ни на один. В результате вузы теряли потенциальных абитуриентов.

Доказывая свое мнение, Глебова снова оперировала цифрами. По ее словам, в прошлом году в среднем один абитуриент подавал заявления в 2,7 вузов, в этом – в 2,8 вуза. Тем не менее ранее ректоры ведущих вузов говорили , что количество заявок на поступление все же сократилось. Правда, полностью убрать «беготню» не удалось. По словам ректора Финансовой академии при правительстве Михаила Эскиндарова, многие студенты в итоге все равно подавали документы во все пять вузов.

Проблемой в этом году, по словам ректоров, стали и победители олимпиад, которые имеют привилегированный статус и автоматически более высокие баллы. Несмотря на то что в профильных олимпиадах они участвуют, как правило, несколько лет подряд, они все равно подают документы в несколько вузов на разные специальности и «тянут до последнего».

Глебова отметила, что сейчас в Рособрнадзоре и Минобразовании обсуждается вариант, по которому поступать на привилегированных основаниях победители олимпиад смогут только в один вуз.

В остальные вузы, в случае если подобную норму примут, им придется подавать результаты ЕГЭ.

Глебова считает, что вузы пытаются также удержать абитуриентов, организуя подготовительные курсы. Сейчас, пояснила чиновница, Рособрнадзор может только лицензировать деятельность таких курсов. «Дополнительное образование не является предметом контроля. Мы хотим это исправить», – пояснила глава Рособрнадзора. Она отметила, что служба выступит с инициативой наделить ее и полномочиями контролировать дополнительное образование. «Вузы не должны давать за деньги то, что положено давать в школе. Мы сможем тогда приходить с проверками и смотреть, повторяется ли на курсах школьная программа. По идее они должны вести на курсах только профориентационную деятельность. Может, рассказывать, что у них за вуз, как будут обучать, чему», – отметила Глебова.

По ее мнению, необходимо также бороться с репетиторством учителей. Главным инструментом в этой борьбе, отметила Глебова, может стать новая система оплаты труда. Зарплата бюджетников, по новой системе, состоит из трех частей. Первая – неизменный оклад, который определяется должностью сотрудника и его опытом. Вторая – компенсации (деньги за лишние отработанные часы, тяжелые рабочие условия, вредные воздействия и т. д.). Третьей составляющей дохода стали так называемые стимулирующие выплаты: они должны, по мнению чиновников, заменить широко развитую в бюджетных учреждениях систему премий. «Мы рекомендовали субъектам ввести норму, по которой учитель, который у своих же учеников выступает в качестве репетитора и берет за это деньги, лишается стимулирующей части зарплаты. Тут надо решать, что ему важнее», – отметила Глебова. По словам чиновницы, «никакой особой программы для сдачи ЕГЭ не нужно, а получается, что выпускникам три раза преподают одно и то же: школьную программу в классе, потом у репетитора, потом на курсах в вузах». «У учителей ЕГЭ вызывает сопротивление, они пугают родителей перед первым сентября. Потому что раньше их все устраивало, а теперь существует система, по которой договориться с учителем или преподавателем об оценке уже нельзя. Конечно, есть регионы с проблемами, никто не предполагает, что мы остановим коррупцию на ходу», – отметила Глебова.

В 2010 году разгорелись сразу несколько коррупционных скандалов, связанных с ЕГЭ.

Заведующему отделом образования администрации Морозовского района Ростовской области Виктору Кочетову предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 285 УК (злоупотребление должностными полномочиями). 31 мая, в то время когда в Морозовске школьники работали над контрольно-измерительными материалами (КИМ) ЕГЭ по русскому языку, 30 учителей в Доме детского творчества рядом с пунктом приема госэкзамена параллельно заполняли имеющиеся у них копии этих же бланков. В Карачаево-Черкесии «за грубые нарушения процедуры проведения ЕГЭ и из-за аномальных превышений в 2010 году количества высокобалльных результатов ЕГЭ» была отправлена в отставку министр образования республики Ирина Шаповалова. В Воронежской области, по данным поступившим следователям областного ГУВД, ученикам за деньги помогала заполнять бланки уполномоченная ГЭК и руководитель муниципального учреждения «Новохоперский ресурсный центр развития образования» Галина Журавлева. По придуманной Журавлевой схеме, во время ЕГЭ учитель забирал у школьника экзаменационные листы с заданиями и передавал курьеру. Тот отвозил задания другому педагогу и возвращал заполненный КИМ ученику. По данному факту было возбуждено уголовное дело. По данным оперативников, по отдельным дисциплинам цена учительской «помощи» доходила до 50 тысяч рублей (заполнение бланков по математике стоило, к примеру, 25 тысяч рублей). Сумма распределялась между несколькими людьми. Учителям, решавшим ЕГЭ, в среднем доставалось всего 4 тысячи рублей.

Преподаватель одной из ростовских школ рассказал «Газете.Ru», что в области, где ЕГЭ сдают уже с 2004 года в рамках эксперимента, при сдаче все чаще стали прибегать к помощи не учителей, а студентов 4–5 курсов соответствующего профиля.

«Если сдача одного экзамена ЕГЭ на 100 баллов или чуть ниже оценивается от 50 тысяч рублей, то участие студентов не так бьет по родительскому карману – от 10 тысяч рублей», – рассказал «Газете.Ru» собеседник.

Общественный наблюдатель в Махачкале Наталья Крайнова рассказала «Газете.Ru»,что и в этом году сдача госэкзамена в регионе прошла с большими нарушениями. «Мы присутствовали на экзамене по русскому языку в одной из школ города. В первую очередь бросалось в глаза, что абсолютно все выпускники пользовались телефонами, – рассказывает Крайнова. – Кто-то прятал их под партой, посылал sms; кто-то открыто говорил в трубку, зачитывал вопросы – организаторы делали вид, что ничего не замечают. На наших глазах организаторы выносили и заносили бланки: как они объяснили, им пришлось менять много КИМов из-за того, что экзаменуемые сделали ошибки при заполнении бланка. Ученики действительно то и дело поднимали руки и говорили о своих опечатках».

Присутствующий на экзамене работник УБЭПа в конфиденциальной беседе рассказал Крайновой, что за детей из богатых семей на тесты отвечают учителя.

Преподаватель Воронежской области, который также предпочел сохранить анонимность, сказал «Газете.Ru», что в этом году после получившей огласку истории с Журавлевой учителя в области брать взятки за заполнение бланков уже боялись. К примеру, по его словам, в Новоусманский район десятки учителей со всей области приехали на разные квартиры, как в предыдущие годы, решать задания ЕГЭ за деньги. Но в итоге директора школ решили не рисковать, и бланки ЕГЭ преподавателям никто не принес.

Тем не менее, по словам источника, выпускникам повсеместно давали на экзаменах списывать и пользоваться мобильными телефонами.

Собеседник «Газеты.Ru» рассказал, что в предыдущие годы учителей, решавших задания ЕГЭ за деньги, размещали в школьных столовых. Обычная цена за один экзамен составляла 30 тысяч рублей. Контролировали процесс директора и завучи. Многие учителя из сельских местностей помогали своим ученикам бескорыстно. Источник «Газеты.Ru» рассказал, что однажды ему даже пришлось решать задания ЕГЭ, общаясь с «заказчиком» по телефону. У родителей выпускника, забравших у того экзаменационные листы, уже не было времени приехать к учителю домой, и в результате они диктовали задания по мобильному.

Источник: e-educ.ru

загрузка...