Скачать Опера про Сколково: инженеров наверх и впередОказывается, новость про скорую премьеру посвящённой Сколково оперы — не шутка. Более того, сюжет оперы по-своему гениально отражает религиозную и политическую суть происходящего во всём этом Околосколково.

Примерное либретто таково. В государстве Москопотамия правят два брата — бог Денег и бог Науки. У бога Денег есть свой храм, а у бога Науки храма нет. Визирю снится сон, как в стране кончилась нефть, и он рассказывает правителям об это страшном знамении. В качестве превентивной меры братья решают построить храм Науки, чтобы спасти страну от гибели. Мудрый Визирь прилагает все усилия, чтобы принудить жрецов Денег к инновациям и возвести величественный храм.

Мудрый визирь — это, ясное дело, Владислав Сурков. Но далее не стоит конкретизировать, кто у нас Бог Науки, а кто подразумевается в качестве бога Денег. Дело не в этом.

Ключ к пониманию происходящего в стране вот в этой вере авторов, вне всяких сомнений, отражающей на порядок более истовую веру заказчиков в то, что возможно «принудить жрецов Денег к инновациям».

Это кредо, чистый символ веры: всё вырастает из денег. Инновации. И даже Наука.

Это и есть религия нашего времени: бабло побеждает зло.

Отсюда вырастают и чудо-технологии Сколково.

Главная из них — наладить параллельно с импортом куриных окорочков импорт иноземных мозгов.

Именно эту задачу поставил в октябре прошлого года Владислав Юрьевич Сурков: «Нам не плакать надо об утечке мозгов, а наладить их импорт. Это не обязательно должны быть наши соотечественники, а просто лучшие ученые. Какого они происхождения — это абсолютно не имеет значения…».

И ещё: «Никто не верил, что сюда может приехать хороший бухгалтер из западной компании, сегодня это… никого уже не удивляет. Через 5-10 лет никого не будет удивлять, что в России работают нобелевские лауреаты, крупнейшие ученые из самых разных сфер».

Из такой установки закономерно следует и вывод Суркова: «Опора на собственные силы, мы сами сможем» — все эти лозунги утопичны, «Мы сами не сможем».

И, наконец, приговор Суркова России: «Это парадигма российской жизни. Мы уже лет пятьсот продаем сырье и на вырученные деньги покупаем новейшие достижения за рубежом. И это у нас уже в крови, и иное мы с трудом представляем».

Поразительно, но ни авторы оперы, ни авторы Сколково не понимают, что именно подобная установка и является фундаментом сырьевой антиинновационной экономики. Точно так же в начале 1990-х нефтяные компании гнали нефть за бугор, а оттуда покупали себе буквально всё: от оборудования для нефтедобычи и «Катерпиллеров» до последней шмотки и консервной банки.

Следует поблагодарить того, кто придумал и Сколково, и оперу.

Лучшего символа существующей паразитарной антитрудовой социально-экономической формации трудно придумать. Такую формацию археологи с полным правом потом и назовут «Сколковской».

Даже наука в рамках этой формации, храм которой собираются строить в новой опере, является всего лишь одним из способов перераспределения финансовых потоков, генерируемых трудом предшествующих поколений, создавших советскую экономику и осуществивших то же великое Тюменское освоение.

При этом ключевой фигурой Сколковской формации по-прежнему является «менагер», менеджер, «эффективный менеджер».

Ключевой же фигурой альтернативной формации, формации развития страны, является инженер, а основой — передовая промышленность, промышленность следующего седьмого технологического уклада, которая и определяет жизненно важный технологический суверенитет страны.

Инновации, а с ними и общественное богатство создают не безличные деньги, и не курирующие их менеджеры, функции от денег, а реализующие проекты развития страны генеральные конструкторы и инженеры, инженеры во всей полноте этой позиции, то есть включая и конструкторов, и начальников производств, и мастеров, и квалифицированных рабочих.

Поэтому развитие страны обеспечивается не импортом мозгов, а реализацией сверхзадачи по переходу на новый технологический уклад с форсированным пионерным развитием промышленности, науки и образования.

Выдающийся русский физик Пётр Леонидович Капица в 1946 году писал Сталину: «Мы, по-видимому, мало представляем себе, какой большой кладезь творческого таланта всегда был в нашей инженерной мысли. …Обычно мешали нашей технической пионерной работе развиваться и влиять на мировую технику организационные недостатки… Один из главных — это недооценка своих и переоценка заграничных сил. Ясно чувствуется, что сейчас нам надо усиленным образом подымать нашу собственную оригинальную технику. Мы должны делать по-своему и атомную бомбу, и реактивный двигатель, и интенсификацию кислородом, и многое другое. Успешно мы можем это делать только тогда, когда будем верить в талант нашего инженера и учёного и уважать его и когда мы наконец поймем, что творческий потенциал нашего народа не меньше, а даже больше других и на него мы можно смело положиться. Что это так, по-видимому, доказывается и тем, что за все эти столетия нас никто не сумел проглотить».

Сталин, кстати, Капицу поддержал и ему ответил.

И в заключение о религии и политике.

Я уже много раз писал, что инженерный промышленный труд — главная реализация традиционного православного самосознания в стране и что в некой брезгливости Московской Патриархии к «материальному производству» — страшная ошибка. Наоборот, православное преображение страны лежит в восстановлении высочайшей русской способности созидать, которая всегда рано или поздно должна приобретать конкретный технологический характер, как, к примеру, десятки новых городов на нашем Дальнем Востоке за прошедшие полтора века или первыйо в мире полёт в Космос Юрия Гагарина.

То же касается и политики. Против полной ходом идущей арабизации страны есть только один выход — развитие с опорой на инженеров и проекты развития.

Пора начинать поднимать и преобразовывать страну, делая всё, как ясно определил Капица, по-своему.

А пока вместо вывода на первую позицию в стране инженера на гигантские бюджетные деньги ставят скоморошье Сколково.
Юрий Крупнов
Источник: news.km.ru

загрузка...