Скачать Новый стартовый комплекс для ракет СоюзКуру — Летом с европейского космодрома Куру (Kourou), расположенного в Французской Гвиане, впервые должны будут стартовать российские ракеты «Союз». Официально партнеры восхваляют беспримерное сотрудничество, однако в действительности они друг другу не доверяют.

Посещение строительной площадки со многими тайнами

Пока еще они стоят там совершенно спокойно – четыре огромных громоотвода, четыре прожекторные мачты, а между ними некая сине-желтая металлическая конструкция, похожая на ярмарочную карусель. Так выглядит издали один из важнейших кооперационных проектов. Если все пойдет по плану, то уже этим летом близлежащую местность начнут сотрясать мощные взрывы и огненные бури. Так после продолжавшихся несколько лет задержек будет стартовать с космодрома Куру во Французской Гвиане российская ракета «Союз».

Если приблизиться к стартовой площадке, то можно увидеть 30-метровую яму. Ее забетонированное дно уже поросло мхом, а в лужах видны какие-то водоросли. Здесь есть перила, но когда смотришь вниз, может закружиться голова. С одной стороны эта зияющая яма напоминает гигантский трамплин, который сделан для того, чтобы отводить удар и мощные потоки отработанных газов. Но пока все это больше напоминает неиспользуемый бассейн.

Ротационная энергия Земли как бесплатная помощь при старте

Российские ракеты, стартующие с расположенного в глубине южно-американских джунглей европейского стартового комплекса, — это нечто новое в истории космонавтики. Русским эта стартовая площадка в тропиках предоставляет значительные преимущества. Здесь они получают естественную помощь при старте, от которой они во многом должны отказываться на своем традиционном космодроме Байконур в Казахстане.

На экваторе тангенциальная составляющая скорости имеет самые большие показатели, так как расстояние от земной оси здесь самое большое. Поэтому стартующим здесь ракетам нужно меньше горючего для того, чтобы преодолеть притяжение Земли, так как они получают бесплатно ротационную энергию. Хотя Байконур и расположен на юге бывшей советской империи, он находится на 45 градусе северной широты, тогда как Куру – на пятом, то есть почти на самом экваторе. При старте ракеты «Союз» с космодрома во Французской Гвиане можно сэкономить около 45% топлива. Поэтому большие дополнительные затраты на логистику получаются оправданными.

Европейцы также весьма заинтересованы в том, чтобы привлечь русских к работе в Centre Spacial Guyanais (Гвианский космический центр). Все-таки на строительство стартовой площадки для «Союзов» было затрачено около 410 миллионов евро. Но для чего надо было пойти на такие затраты? Только ради дружбы народов? В штаб-квартире Европейского космического агентства (ЕКА) в Париже в основном рассчитывают на меньшую по размеру и более дешевую сестру ракеты Ariane. Европейское космическое транспортное средство стоит 150 миллионов евро, и с его помощью можно направить на геостационарную орбиту примерно десять тонн груза.

Такого рода орбиты, к примеру, используются коммуникационными спутниками для того, чтобы постоянно находиться над одной точкой земной поверхности. Однако в большинстве случаев выводимые сегодня на орбиту грузы весят значительно меньше десяти тонн. Поэтому «Союзы», которые примерно в два раза дешевле ракет Ariane, могут очень понравиться тем клиентам, которые обладают ограниченными бюджетами для запуска коммуникационных спутников. Российские старые космические лошадки выводят на геостационарную орбиту три тонны груза. Эта техника успешно работает уже в течение 50 лет.

У Европейского космического агентства было два варианта, рассказывает его руководитель Жан-Жак Дорден (Jean-Jaques Dordain) в ходе беседы с корреспондентом SPIEGEL ONLINE. «Либо мы сами разрабатываем среднюю ракету, либо мы начинаем сотрудничество с русскими», — продолжает он. Не в последнюю очередь и по политическим мотивам выбор был сделан в пользу второго варианта. Это означало, что на расположенном в джунглях усиленно охраняемом объекте будет построена стартовая площадка по образцу российского космодрома в Байконуре.

Строительство защитной башни еще не завершено

Русские говорят о возведении в Куру «улучшенной копии». На самом деле космодром в казахских степях почти один к одному воссоздан в тропических лесах – включая оба складских помещения, куда на Байконуре убирают лишние столы и стулья. Однако есть и одно существенное отличие, над которым в настоящее время упорно работают строители, вооруженные различной техникой. То, что они строят, будет похоже на огромный передвижной гараж. Он призван защитить почти 50-метровую ракету от влажного и жаркого тропического климата.

Эта башня (ее еще называют gantry) необходима, и это подтверждают многочисленные лужи на стройплощадке. Скопления облаков на горизонте также подтверждают регулярность падающих с неба обильных дождевых потоков. Так как у русских не было опыта возведения защитной башни, то завершение ее строительства постоянно откладывалось.

Работы под стартовой площадкой для «Союзов» также оказались весьма затратными, и они стали причиной продолжительных задержек. Вырыть яму в местечке под названием Синнамари (Sinnamary), в том числе и с использованием взрывчатки, оказалось для строителей более сложной задачей, чем первоначально предполагалось. Причиной этого стало большое количество гранита. В то же время прочное гранитное основание под стартовой площадкой является важным для того, чтобы выдерживать вес ракеты. Полностью заправленный топливом «Союз» весит более 300 тонн. Желто-голубая конструкция из стальных труб на стартовой площадке почти свободно парит над газоотводными шахтами.

«Весь вес ракеты держится на четырех точках, — объясняет сотрудник ЕКА Жан-Клод Гарро (Jean Cluade Garreau). Когда ракета начинает подъем, стальные мачты отходят. Это выглядит так, как будто раскрывается цветок. Сама конструкция может показаться архаичной некоторым европейским инженерам. Однако 1700 успешных стартов доказывают ее надежность.

Обратный отсчет по-русски, команды на французском – будет ли это работать?

Француз Гарро руководит первым стартом «Союза» со стороны ЕКА. Даже с точки зрения языка это уже является вызовом. Русские проводят подготовку к старту на русском языке, тогда как безопасность полета контролируется по-французски. «Они смогут понять друг друга», — надеется представитель ЕКА. В любом случае Гарро свободно говорит по-русски.

Другие причины также делают сотрудничество не таким простым. Обе стороны являются партнерами, это понятно. Однако они совершенно не доверяют друг другу. Это видно уже по месту расположения стартовой площадки «Союзов» на территории космодрома, площадь которого составляет 700 квадратных километров. «Французские специалисты из соображений безопасности настояли на том, чтобы этот объект находился на определенном удалении от основного комплекса», — подчеркивает глава Европейского космического агентства Дорден. Интервью проходит под навесом. Так как в этот момент идет дождь. Потоки воды с такой силой барабанят по свинцовой крыше, что не слышно даже своего собственного голоса.

Из-за существующего подспудного недоверия по отношению к русским новый стартовый комплекс расположился далеко от уже существующих объектов в Куру. «Когда мы в 2002 году впервые сюда приехали, здесь были только джунгли, — вспоминает Дорден. – Сюда мы вынуждены были добираться на военных вездеходах на гусеничном ходу». Теперь здесь на оранжево-красную почву уложено новое дорожное покрытие. Тем не менее стартовые площадки «Союзов» огорожены колючей проволокой, металлической решеткой с пропущенным через нее током. По периметру расположены несколько охраняемых контрольно-пропускных пунктов. На каждом из них нужно предъявлять пропуск. Между ними курсируют охранники из Иностранного легиона — на гусеничных и полноприводных автомобилях.

«При любом сотрудничестве существуют определенные границы», — отмечает глава пресс-службы компании Arianespace Марио Делепин (Mario de Lepine). Его фирма будет заниматься коммерциализацией стартов «Союзов» во Французской Гвиане. «Лучше, когда каждый сам за себя», — энергично заявляет этот небольшого роста человек из Французской Гвианы. Клиенты, желающие запускать свои спутники и делающие ставку на ракету Ariane, поддержали бы эту точку зрения.

Вход без разрешения от русских строго запрещен

Русские продолжают проводить свои особо важные запуски на Байконуре, а через какое-то время они смогут запускать ракеты с нового космодрома Восточный, расположенного недалеко от границы с Китаем. В Куру на недоверие европейцев русские отвечают созданием отдельных зон на стартовом комплексе «Союзов». Недалеко от стартовой площадки расположено светлое помещение, оснащенное кондиционерами. Здесь в горизонтальном положении находится выкрашенная в серый цвет ракета, у которой отсутствует только головная часть. Сотрудники ЕКА и гости к немалому своему удивлению могут свободно все осматривать. Но тот, кто хочет пройти в ту зону, где монтируется головная часть ракеты, должен иметь выданное русскими разрешение. На двери по-французски и по-русски написано: «Вход без российского разрешения строго запрещен».

Несмотря на существующие сложности, обе стороны делают все для того, чтобы этот проект оказался успешным. Первые тесты должны начаться 1 апреля. Срок первого запуска зависит от того, когда будет готов полезный груз. Если все пойдет по плану, то первый «Союз» должен стартовать летом этого года, имея на своем борту два спутника навигационной системы Galileo. В расположенном в специальном бункере центре управления стартового комплекса устанавливают последние компьютеры. Оборудование, при помощи которого Гарро и его российские коллеги будут контролировать старт, уже на месте. «Я первым окажусь в ГУЛАГе, если возникнут проблемы», — с улыбкой говорит француз.

Вряд ли это случится, и прочные системы «Союза» справятся со своей задачей. Даже если один или два двигателя выйдут из строя, ракета, тем не менее, достигнет своей цели. По крайней мере так говорят люди, разбирающиеся в этом деле.

Будет ли когда-нибудь российская испытанная временем космическая техника, установленная в Куру, использоваться для отправки человека в космос? «Таких планов пока нет, — говорит глава ЕКА Дорден. В любом случае европейцам придется потратить на это немалые деньги. В том числе и на то, чтобы обеспечить присутствие военных кораблей, которые в случае неудачного старта должны будут выловить астронавтов из воды.

Когда-нибудь. Может быть. «Никогда не говори никогда», — замечает Дорден.
Кристоф Зайдлер
Источник: inosmi.ru

загрузка...