Скачать Карта дня: где сильнее всего страдают от болиБолеутоляющие на основе морфина остаются самыми действенными препаратами для раковых больных. В США или Австралии эти люди потребляют морфина примерно в 100-300 раз больше, чем в слаборазвитых странах. К последним относится и Россия, где морфиновых препаратов на душу населения приходится всего 0,44 мг в год – против 66 мг в США.

Экспертный комитет ВОЗ по снятию раковой боли и активному поддерживающему уходу в 1990 г. заявил, что «Свобода от боли должна рассматриваться как право каждого ракового больного, а доступность болеутоляющих – как выражение уважения к этому праву». Сегодня правозащитные организации, в частности Human Rights Watch, пошли дальше: они формулируют отсутствие доступа к обезболивающим как нарушение базовых прав человека.

Раковые больные на начальной стадии заболевания испытывают сильные боли в 50% случаев, а при термальной стадии – в 90-100%. В соответствии с рекомендациями экспертов ВОЗ, лечение опиоидными анальгетиками проводится больным с умеренным или сильным хроническим болевым синдромом. Считается, что использование адекватных доз опиоидов позволяет купировать боль у более, чем 80% пациентов. В развитых странах даже не обсуждается – надо ли помогать таким людям справиться с болью.

При этом обезболивающие на основе морфина, в том числе и синтетические (типа бупренорфина), до сих пор считаются самыми действенными.

По данным ВОЗ, шесть стран – США, Канада, Франция, Германия, Великобритания и Австралия – потребляют 79% морфина в мире. Его широкое распространение в развитых странах связано не только с более либеральным отношением к наркопрепаратам, но и с очевидной причиной – богатством этих стран, могущих себе позволить тратить огромные суммы на обезболивание.

Сколько стоит применение обезболивающих для раковых больных, можно увидеть на примере двух регионов России. Так, оптимальные расходы на 1 больного составляли в 2009 году 276 тысяч 984 рубля в месяц, в «экономном» – 168 тысяч 180 рублей в месяц. При этом из бюджета Томской области на оплату обезболивающих для таких больных выделялось 48 тысяч рублей в месяц (на 1 больного), а в Карелии – 27 тысяч 200 рублей.

Неудивительно, что в России потребление обезболивающих находится на уровне малоразвитых стран. Так, Университет Висконсина (США) составил глобальную карту потребления морфиновых препаратов н основе данных ВОЗ (она вверху текста; учитывались только препараты, легально выданные врачами). Пройдя по этой ссылке, можно увидеть эту же карту интерактивной. К примеру, в России потребление таких препаратов составляет 0,44 мг в год на человека. В Белоруссии – 0,56 мг, на Украине – 1,78 мг – это у наших ближайших соседей. А о Франции эта цифра – 38 мг, или примерно в 95 раза выше, чем в России. В США – 66,5 (в 150 раз больше), в Канаде – 74 мг. Показатели России находятся примерно на одном уровне в Венесуэлой (0,41 мг) и Китаем (0,68 мг).

Кстати, надо отметить, что в самом начале демократического пути в России, в 1992 году эта цифра была почти в 9 раз выше, чем в 2009 году – 3,6 мг (это примерно на уровне нынешней Чили – 3,75 мг).

Количество боли на душу населения, конечно, математически вычислить невозможно. Но можно предположить, что раковым больным в России государством уделяется в десятки раз меньше внимания, чем в развитых странах. И осознание этого факта – тоже боль.

Международный совет по контролю над наркотическими средствами напоминает: «Есть много причин для громадного разрыва между потребностями в лечении боли и тем, что существует в реальности, но главная среди них – это потрясающая готовность многих правительств во всем мире пассивно стоять в стороне тогда, когда страдают люди. Немногие правительства позаботились об эффективной системе поставок и распределения морфина; у большинства нет никаких руководств для практикующих врачей по купированию болевого синдрома и политике оказания паллиативной помощи; у них есть чрезмерно строгие инструкции по контролю за наркотиками, которые строят ненужные препятствия для доступа к морфину или устанавливают чрезмерные штрафы за плохое обращение с ним; они не гарантируют, что работники здравоохранения получат инструкции по купированию болевого синдрома как часть их образования; и они не предпринимают достаточных усилий для гарантирования доступности морфина. Страхи, что медицинский морфин может быть использован в незаконных целях, являются ключевым фактором, блокирующим адекватный доступ к купированию болевого синдрома. Разумеется, государства должны предпринимать шаги, чтобы предотвратить незаконное использование препарата, но они должны также делать шаги в том направлении, чтобы не было неоправданных ограничений доступности необходимых препаратов».

Впрочем, полицейским государствам доставляет удовольствие причинять боль при каждом удобном случае.
Источник: ttolk.ru

загрузка...