Скачать В 60 жизнь только начинаетсяВ этом убеждены участники проекта «Лучший возраст», который реализуется в странах Балтийского региона
Этот возраст называют по-разному. У нас, в России, в перестроечную эпоху, когда для многого искали политкорректные формулировки, его окрестили «третьим». Европа выражается еще мягче и вместе с тем оптимистичнее — «лучший возраст».

Но и там и там — речь о пожилых. Возможностям людей этой возрастной группы была посвящена международная конференция, прошедшая в нашем городе и собравшая представителей восьми стран Балтийского региона. Через Петербург, который выбрали местом проведения форума, они, как сами выразились, перекинули «мостик» в Россию, предложив нашей стране включиться в проект. Что ж, дело доброе, «Лучший возраст» (Best Agers) с бюджетом 4,5 млн евро рассчитан до 2012 года…
Диктует экономика

Дело, впрочем, не только в доброте и гуманизме. Очевидно, что структурами Европейского союза, частично финансирующего проект поддержки людей в возрасте, движет изрядная доля прагматизма. Европа настолько стремительно «стареет», что это уже ощущается экономикой. И сама действительность требует продлить период активности профессионалов.

Демографические изменения в странах Балтийского моря, по наблюдениям профессора из университета города Ростока (Германия) Туснельды Тивиг, и в обозримом будущем не сулят экономике ничего хорошего. Относительно благополучна только Швеция, остальные же страны региона «стареют» лишь с разной степенью быстроты. Помедленнее — Дания, побыстрее — Германия и Финляндия, еще быстрее — Польша, Литва, Латвия, Эстония.
Проблема не ограничивается общим «старением» стран, подчеркнул координатор проекта Хауке Зимен из Гамбурга. Оказывается, не только в России, но и в Европе молодежь все чаще уезжает в мегаполисы, едва ли не оголяя экономику более мелких городов и регионов.

Любопытно, что на современном европейском рынке труда наблюдается своеобразный конфликт интересов работодателей и работников, а также целых поколений. Многие французские производители и предприниматели, например, активно поддержали идею повышения пенсионного возраста: им не нужен дефицит рабочих рук. И те люди, которых в первую очередь должно коснуться это повышение, тоже, по наблюдениям сотрудника университета Гетеборга (Швеция) Роланда Кадефорса, отнеслись к инициативе более-менее спокойно. А с протестами на улицу вышли много молодых людей! Почему? Они испугались, что останутся без работы, утверждает ученый.

Правительства стран, заметим, поддерживают в этом конфликте скорее интересы экономики, которые состоят в том, чтобы шире привлекать к труду старшее поколение. Ведь возраст «55+» — это огромный опыт, еще вполне приличное здоровье и немалая работоспособность. Такие люди вполне могут начать и собственный бизнес, что нередко и делают, выходят на рынок со своими идеями и инновациями, создают рабочие места. Нет равных в этом плане инженерам, архитекторам, врачам, педагогам.

Осознанная ошибка
Помните, еще недавно объявления о вакансиях у нас сплошь и рядом содержали возрастные ограничения — «до 30 лет», «до 35»… «До 45» считалось уже завоеванием правозащитников. Оказывается, этот же путь прошла в свое время Европа. И признала его ошибочным.

Например, в Германии среди работодателей одно время бытовал подход: чем моложе работник, тем лучше. При найме предпочитали молодых, а при необходимости сокращения персонала увольняли в первую очередь людей старшего возраста. Это создавало определенное социальное напряжение, и правительство даже приняло программу поддержки таких уволенных, стараясь смягчить их положение.

Сейчас мы понимаем, говорит вице-консул Федеративной Республики Германия в Санкт-Петербурге Фердинанд фон Вейе, что это был неправильный подход. Работа сказывается на самооценке человека, его самоуважении, и нужно позволить ему быть заинтересованным работником, трудиться с полной отдачей.

Кроме того, люди продвинутого возраста по-настоящему нужны компаниям. Именно среди них наибольшее число высокопрофессиональных специалистов. К тому же они часто обладают такими знаниями и навыками, которые возможно передать кому-то только напрямую, от человека человеку. Да и лояльность у этих людей компаниям значительно выше, чем у молодежи, которой больше свойственно «прыгать» из фирмы в фирму в поисках лучших условий.

Причем старшие полезны не только на своих прежних рабочих местах. Из них получаются сильные тренеры, наставники, менторы, конфликтологи.

А поскольку старение — это не только биологическое явление, но и образ жизни, ученые думают над тем, что именно, какие смыслы нужно привнести в этот отрезок биографии человека, чтобы он желал полноценно трудиться.

Благоприятную атмосферу в коллективе и мотивацию к работе назвал чрезвычайно важными факторами представитель университета города Тампере (Финляндия) Клас-Хакан Нейгард.

«Нельзя забывать и о содержании работы, — поддержал коллегу представитель регионального совета области Пиннеберг (Германия) Йонас Мейкснер. — Поэтому компании, которые хотят задерживать у себя таких специалистов, должны давать смысл их деятельности несколько больший, нежели тот, которым руководствуются остальные сотрудники. Это может быть в той или иной форме наставничество, сбережение традиций компании».

К сожалению, констатирует ученый, значимость идеи наставничества по-настоящему осознается и используется только в Швеции. Именно там исследователи встретили компании, где рядом работают двадцати- и пятидесятилетние сотрудники, и присутствие старших положительно влияет на микроклимат в коллективе.
Самую высокую вовлеченность в работу людей старшего возраста исследователи отметили там же, в Швеции. А вот самую низкую из участников проекта — в Польше.

Активное долголетие петербуржца
Петербург, хотя и назван был мостиком, через который нам стоит присоединиться к движению в поддержку пожилых работающих, представил не менее содержательные сообщения по обсуждаемой теме.

Наша социальная реальность в возрастном плане не лучше, чем у бьющих по этому поводу тревогу европейских соседей. В городе 1 млн 178 тысяч, или 25% населения, составляют люди пенсионного возраста. При этом высока доля самых старших возрастных групп. (Тут мы кое в чем даже приближаемся к достижениям Кавказа: у нас 250 человек преодолели 100-летний рубеж.)

Однако для активного продвижения европейской идеи еще недавно существовало непреодолимое препятствие — средний возраст горожан. Когда в 2006 году, вспоминает зампред комитета по социальной политике Санкт-Петербурга Галина Колосова, правительством города утверждалась концепция демографического развития, мужчины в среднем не доживали года до наступления пенсионного возраста. Потом в городе были приняты серьезные меры социальной поддержки, развития здравоохранения, и сейчас продолжительность жизни мужчин в Петербурге 62 года, женщин — 75 лет.

Идея повысить пенсионную планку, как известно, вызывает в обществе большое сопротивление, и власть отнюдь не стремится поддержать ее. Но дать больше возможностей трудиться тем, кто желает, — совсем другое дело.

Сейчас на заслуженный отдых выходит новое поколение пенсионеров, так называемые новые пенсионеры, делится наблюдениями Галина Владимировна. Это люди, не имеющие льгот и получающие, соответственно, очень скромную пенсию. У них другой менталитет по сравнению с уважаемыми ветеранами. Они активны, открыты, готовы к диалогу и хотят работать. Именно для них в городе продвигается идея не просто продления жизни, а активного долголетия. Главная составляющая этой работы — организация посильной занятости.

Специалисты выясняют, где люди хотят работать, и собирают данные о том, где их ждут. В Службе занятости населения есть специальный банк вакансий для пенсионеров. Проводятся ярмарки рабочих мест именно для этой целевой группы. В прошлом году состоялись три такие специализированные ярмарки, идут они и в нынешнем.

По информации начальника отдела рынка труда и целевых программ комитета по труду и занятости населения Санкт-Петербурга Мешкиса Кестутиса, только в прошлом году в Службу занятости обратились за трудоустройством 10 тысяч граждан старшей возрастной категории, и около 7 тысяч работу нашли.

И тому есть вполне прагматичное объяснение. Рынок труда Санкт-Петербурга испытывает подъем, экономика возвращается к докризисным показателям, и ожидается дальнейший рост численности занятых. При нарастающей проблеме нехватки людей в трудоспособном возрасте работодатели все более благожелательно смотрят в сторону старших. И все охотнее берут их на работу.

И дело не только в физической нехватке рабочих рук, подчеркнул Мешкис Кестутис. Работодатели все чаще выбирают старших как наиболее эффективных работников, ценят их образование и опыт.

Источник: spbvedomosti.ru

загрузка...