Скачать АЭС должны уйти под землюУ России есть прорывные ядерные технологии.

Ранее мы рассказывали об изобретении новосибирского физика-ядерщика Льва Максимова. Суть изобретения: в России очень мало запасов природного урана, на котором работают современные АЭС, но много такого материала, как торий. И он не оставляет после себя столько радиоактивных отходов, сколько выдают уран и плутоний. Надо лишь поменять урановые реакторы на ториевые, а сами атомные станции спустить под землю… Если бы японцы знали об этом изобретении новосибирского ядерщика, то, несомненно, не стали бы намывать почву на океанском побережье и строить наземные атомные станции. Но своё изобретение Лев Николаевич берег для родной страны. И бережёт, хотя ториевыми подземными станциями Максимова ещё три года назад очень серьезно заинтересовались немцы в Научном ядерном центре в Карлсруэ.

- Лев Николаевич, как вы оцениваете то, что происходит в Японии?

– Это, конечно же, катастрофа. И катастрофа эта была предсказуемой. И я, и мои единомышленники давно предупреждали, что подобные аварии возможны. И нужно отказываться от таких ядерных технологий. Вот последние новости по АЭС «Фукусима‑1»: уровень радиации у въезда на АЭС вырос до критических отметок в 10 миллизивертов в час. Источником резкого скачка радиации может быть радиоактивный выброс из второго реактора. Из-за выхода из строя системы охлаждения на АЭС может начаться неконтролируемая цепная реакция. Насколько мне известно, с АЭС эвакуированы все сотрудники. А это почти 800 человек. Непонятно, как они будут действовать дальше. Очень мало информации…

– Но этой катастрофы можно было бы избежать, если бы цивилизованный мир пересмотрел программы развития «мирного» атома. Насколько мне известно, российские учёные предлагали японцам иные технологии развития атомной промышленности (создать подкритичный реактор). Но они отказались, объяснив, что вложили в урановую энергетику слишком большие деньги. Вы уже несколько лет предлагаете прорывной энергетический проект. Он способен не только вывести Россию из грядущего энергетического кризиса, но и дать ей шанс стать Энергетической державой №1?

– Проект строительства ториевых реакторов признала прорывным высшая атомная инстанция – комиссия Курчатовского института. У меня есть базовый международный патент, защищающий права России на эту технологию в 23 европейских странах. Международная патентная заявка звучит так: «Способ управления ториевым реактором и тепловыделяющая сборка для его осуществления» (заявка №РСТ/RU01/00251 с приоритетом от 26.06.01). В моих работах обоснована технология перехода мировой ядерной энергетики на новую элементную базу с использованием принципиально новой конструкции тепловых элементов (ТВЭЛов). В отличие от урана, при использовании тория не образуются плутоний и другие трансурановые элементы. Ториевые реакторы в нашей стране можно строить уже сегодня.

Справка:
Торий – лат. thorium, Th, радиоактивный химический элемент, первый член семейства актиноидов, входящих в III группу Периодической системы Менделеева. Открыт в 1828 г. в одном из сиенитов (твердые горные породы) в Норвегии. Элемент назван по имени бога грома в скандинавской мифологии – Тора. Атомный номер 90.

– Каковы затраты?

– Модернизация реакторов одной АЭС для работы на новой элементной базе оценивается примерно в 100 миллионов долларов. Но мощность станции при этом увеличивается как минимум в два раза. Строительство АЭС с нуля обходится обычно в 2–3 миллиарда долларов.

– Каковы запасы тория в России?

– Они огромны. Торием очень богато Туганское и Георгиевское (Томская область), Богатырское (Кемеровская область), Ордынское (Новосибирская область), Тарское (Омская область) месторождения. Разведанные запасы только по туганским пескам оцениваются в 1,4 миллиарда тонн.

– Вы недавно были в Германии в Научном ядерном центре в Карлсруэ. С какой целью?

– Я ездил в Германию по приглашению экс-президента немецкой разведки BND доктора Ганса Вика. Это была специально организованная встреча в Карлсруэ с ведущими специалистами трёх ядерных центров. В Германии была обстоятельно рассмотрена моя технология создания предельно безопасной ториевой энергетики. В Карлсруэ я получил международный патент на «Аморфизированное ядерное топливо».

– Лев Николаевич, правда ли, что некоторые страны мира уже очень энергично занимаются ториевой энергетикой?

– Да, Норвегия еще весной 2007 года объявила о планах строительства двух ториевых АЭС. Они будут введены в эксплуатацию в 2017 году. Представляя планы по строительству АЭС, президент норвежской компании Thor Energi Алф Бжоэрсет сообщил, что в реакторах на тории никогда не произойдет аварии с расплавлением активной зоны. Такой реактор производит минимальное количество ядерных отходов, и он не может быть использован для создания ядерного оружия. Индия тоже намерена начать строительство усовершенствованного ториевого реактора (AHWR-300). Модель разработана индийскими учёными из Центра ядерных исследований Бхабха. Глава Комиссии по ядерной энергетике Анил Какодкар заявил, что строительство реактора будет завершено в течение пяти лет. И его мощность составит 300 мегаватт. Ториевыми проектами занимаются ядерщики США, Израиля и Германии.

– Но российские учёные все-таки ведут разработки в ториевом направлении?

– Очень интересный экспериментальный материал накоплен в Курчатовском научном центре, Физико-энергетическом институте в Обнинске и в Томском политехническом университете. Все это позволяет совершенно обоснованно определить ториевое направление как одно из наиболее перспективных. В пользу этого факта говорят теоретические расчёты таких известных учёных, как Пономарев-Степной, Радковский, Мурогов. Ториевой энергетикой занимаются на кафедре 21 (физико-энергетические установки) Томского политехнического университета. Последние работы в этом направлении выполнены совместно с немецкими учёными из Института исследований безопасности и реакторных технологий (исследовательский центр г. Юлих). И у всех этих работ есть будущее…

Справка: Лев Николаевич Максимов – известный советский ученый. С 1962 по 1982 г. – главный физик одного из объектов Минсредмаша СССР. Позднее – завотделом физико-технических проблем металлургии при Президиуме СО АН СССР. Максимову удалось разработать новые принципы управления жидкими средами, в том числе жидкими металлами и радиоактивными суспензиями. Эти работы после государственной экспертизы были представлены на заседании Президиума Совмина СССР и признаны очень важными для страны.

Послесловие.

Отклики на публикации «Ториевая бомба российского Эдисона» и «Звезда по имени торий на складе забытых вещей» шли в редакцию несколько месяцев. Удивительно, но не было отклика только из Росатома. Впрочем, господина Кириенко понять можно: Росатом пятый год кряду пытается соорудить хотя бы одну плавучую атомную станцию с ядерным реактором на борту. И даже если получится спустить атомный «поплавок» на воду, вместе с ним поплывут по Северному морскому пути (таковы ближайшие планы) почти 960 кг урана‑235.

Одну из плавучих атомных станций Кириенко хочет отправить в цунамиопасный район Камчатки, в город Вилючинск. Надеемся, что даже Росатом сделает правильные выводы, и «плавучки» с атомной бомбой на Камчатке не будет! Но еще г-н Кириенко обещает построить в стране 26 новых энергоблоков. Но опять с уран-плутониевой начинкой. 10 российских АЭС продолжают работать на «бомбовых» материалах.

Радиоактивные отходы атомных станций исчисляются мириадами тонн. И вопрос с радиоактивными отходами – а только плутониевых в стране накоплено 180 тонн – остается открытым! За каждый год «ухода» за этими отходами сжигается по 1,5 млрд. долларов.

Есть еще один важный аргумент в пользу ториевой энергетики: ториевый реактор может работать без перезагрузки топлива 30–50 лет. Урановые реакторы пополняют землю ядерными отходами каждые полтора-два года. Поэтому нужно сегодня и срочно рассмотреть изобретение Льва Николаевича Максимова в свете трагических событий на атомных объектах Японии. Завтра может быть поздно.

Источник: livejournal.ru

загрузка...