Скачать Академик о сланцевом газе для УкраиныУкраина занимает первое место в мире по запасам сланцевого газа. Грамотная добыча и рациональное использование этого природного ресурса способны обеспечить нашей стране энергетическую независимость. В конце января Виктор Янукович встретился в Давосе с гендиректором компании «Шелл» Петером Возером, чтобы обсудить партнерство относительно начала добычи сланцевого газа, обнаруженного на границе Харьковской и Донецкой областей.

О сланцевом газе сегодня не спорит только ленивый. Отечественные СМИ наперебой выстреливают заголовками: «Сланцевый газ — убийца акул «Газпрома», «Конец трубной власти бело-сине-красных». Эта канонада заглушает голоса скептиков, нарекших новую энергетическую панацею «сланцевым гриппом».

Убедительный прорыв Соединенных Штатов Америки, в одночасье превратившихся из страны, импортировавшей газ, в его экспортера, не может не впечатлять. Россия, один из мировых газодобывающих лидеров, осталась позади — на 620 миллиардов американских кубометров газа приходится 584 миллиарда российских. Понятно, что речь идет уже не об энергетике с экономикой — о геополитике.

Европа спешно последовала заокеанскому примеру — сейчас сланцевый газ, который можно добывать рядом с районами потребления при минимальных затратах на транспортировку, ищут более 40 компаний.

Согласно данным Wood Mackenzie, в Польше, например, обнаружены столь значительные месторождения сланцев, что с их учетом доказанные запасы газа в ЕС сразу увеличатся почти вполовину — на 47 процентов.

В Венгрии, Швеции, Испании, Франции, Англии начался настоящий «газосланцевый бум», который накрыл и Украину. По прогнозам британских и американских аналитиков, мы способны добывать до 20 миллиардов кубометров в год — практически столько, сколько сейчас ежегодно имеем из своих традиционных источников.

Видеть сквозь землю — дело геологов, поэтому с вопросом «где же и насколько глубоко зарыта энергетическая независимость незалежної України?» корреспондент «Бульвара Гордона» обратился к академику Петру ГОЖИКУ — директору Института геологических наук НАН Украины.

Кстати, именно Петр Федосеевич был инициатором создания Центра антарктических исследований НАН Украины и в 1995 году подписал с директором Британской антарктической службы Барри Хейвудом Меморандум о передаче Украине британской антарктической станции «Фарадей», которая теперь называется «Академик Вернадский»

«НАМ СТОИТ ОСВОИТЬ ТО, ЧТО ИМЕЕМ, — НЕ ПОТЕНЦИАЛЬНО, А НАВЕРНЯКА»

- Петр Федосеевич, насколько я понимаю, точные цифры объемов украинского сланцевого газа пока назвать невозможно (по разным версиям — от двух до 32 триллионов кубометров)…

- У нас также отсутствуют достоверные данные о природе сланцевого газа, закономерностях формирования месторождений, критериях их прогнозирования, поисков и разведки.

- Правда ли, что падение экспорта в ЕС и резкий рост производства сланцевого газа в США может вынудить «Газпром» отказаться от амбициозных планов по освоению Штокмановского месторождения с его запасами в почти четыре триллиона кубометров газа, а газопроводы «Южный поток» и «Северный поток» рискуют стать самым дорогим в мире металлоломом?

- Как известно, мы добываем 21 миллиард кубометров свободного газа (эти объемы зависят в основном от финансовых и технических возможностей), а в 2010 году Украина купит у России 36,5 миллиарда кубометров газа. До того как россияне запустят свои потоки, нужно изыскать собственные ресурсы…

- Успеем ли? «Южный поток» планируют построить к 2013 году…

- Россияне не смогут прокачать весь свой экспортный газ по новым газотранспортным путям (к тому же «Южный поток» будет проходить по весьма нестабильному региону). Уж если по нашей территории проходит заветная труба, надо на ней зарабатывать. И конечно, за два-три года максимально прирастить объемы — хотя бы на пять миллиардов кубометров. Довести добычу украинского газа до 26 миллиардов кубометров и одновременно снизить газопотребление до 40 миллиардов.

Сейчас Украина, имеющая 45,8 миллиона населения, тратит газа в два раза больше, чем Германия с ее 80-миллионным населением и высокоразвитой промышленностью…

- Председатель правления ОАО «Газпром» Алексей Миллер сказал на одной из пресс-конференций: «У нас есть свои технологии, у нас есть свой опыт, поэтому я думаю, что мы сейчас, наверное, можем выдвинуть лозунг: «Если у вас есть сланцевый газ, то мы идем к вам!»…

- Радует, если возможность подобного сотрудничества — не разговоры… Хотя тем временем нам стоит освоить то, что имеем, — не потенциально, а наверняка.

Из досье «Бульвара Гордона».

В начале нынешнего лета Алексей Миллер заявлял, что газосланцевый бум — это хорошо организованная и щедро финансируемая информационная кампания. Мол, «дополнительные возможности балансировки газовых рынков еще никому не мешали, но если вам понравилась фуа-гра, это еще не значит, что обычные бифштексы больше не нужны».

В конце октября 2010-го подписан Меморандум между правительством Украины, НАК «Нафтогаз Украины» и Министерством энергетики РФ, группой компаний «ТНК-ВР» по разведке и добыче газа плотных песчаников (сланцевого газа) в Донецком регионе. Данный проект является долгосрочным и рассчитан на 25 лет, в течение которых в него предполагается инвестировать от полутора до двух миллиардов долларов. Через пять-семь лет «ТНК-ВР» рассчитывает выйти на объем добычи газа в пять миллиардов кубометров. Первый этап проекта предусматривает бурение шести оценочных скважин на каждом из участков, которые могут быть получены по сквозным лицензиям.

- В августе нынешнего года в Киевском институте проблем управления имени Горшенина состоялся круглый стол «Перспективы добычи сланцевого газа в Украине»…

- К сожалению, его организаторы не посчитали нужным пригласить компетентных специалистов-геологов из Отделения наук о Земле НАНУ. Собрались те, кто не понимает, чем природный сланцевый газ отличается от синтетического.

В Украине первый имеет отношение к так называемым «черным сланцам» Восточного нефтегазодобывающего региона (Донбасс, Волыно-Подолье и Львовско-Волынский угольный бассейн, Западное Причерноморье), а второй, который с начала XIX века называют еще и светильным газом, — к горючим сланцам Карпатского региона.

«СЛАНЦЕВЫЙ ГАЗ — НЕ МИФ, А РЕАЛЬНОСТЬ, НО, ПО-МОЕМУ, ТОЛЬКО В США И КАНАДЕ»

- Еще в 80-е годы XX века некоторые исследователи говорили о перспективах нефтегазоносности черных сланцев…

- Прогнозы не заинтересовали тогдашнее Министерство геологии УССР — сейчас мы вынуждены начинать разработку этой проблемы практически с нуля. Из-за двусмысленности самого термина возникло недоразумение в определениях. Сделано немало широковещательных заявлений, ошибочных прогнозов и рекомендаций. Перспективными, например, называли менилитовые сланцы Карпат, горючие сланцы Болтышской и Ротмистровской впадин Украинского щита, хотя это отнюдь не потенциальные сланцево-газовые месторождения.

Не стоит возлагать надежды и на Южный берег Крыма… Во-первых, его газоносность не изучалась — есть основания считать этот комплекс глубоко дегазированным. Во-вторых, здесь мы имеем не менее жесткие, чем в Карпатах, экологические ограничения для технологических вмешательств в чрезвычайно чувствительную и уязвимую внешнюю среду (чтобы поддерживать объемы добычи, нужно проводить постоянное бурение: каждая скважина обычно начинает бурно фонтанировать, а затем в течение года-двух теряет от 70 до 90 процентов производительности. — Авт.).

- Остряки от экономики уверяют, что тема сланцевого газа похожа на идею заменить один большой грузовик кучей ручных тележек с рабами при каждой — и технически проще, и люди при деле. Неужели речь идет об очередном мифе?

- Сланцевый газ — не миф, а реальность, но, по-моему, только — в США и Канаде. В Соединенных Штатах, например, в прошлом году его добыли 49 миллиардов кубометров. Правда, американцы шли к этому целых 30 лет — с их-то технологической мощью.

Из досье «Бульвара Гордона»:

Первая в мире коммерческая газовая скважина в сланцевых пластах пробурена в США еще в 1821 году во Фредонии (штат Нью-Йорк). Однако промышленное производство начато американской компанией Devon Energy лишь в начале 2000-х годов на месторождении Barnett Shale, где впервые пробурена горизонтальная скважина. Впоследствии горизонтальное бурение стало одним из базовых методов добычи сланцевого газа: вместо множества одиночных вертикальных скважин пробуривается одна, от нее на большой глубине расходятся горизонтальные, длина которых может достигать двух-трех километров. Затем в пробуренные породы под давлением закачивается смесь песка, воды и химикатов.

Гидроудар разрушает перегородки газовых карманов, освобождающийся газ откачивается через вертикальный ствол. Это дает довольно высокую эффективность и низкую себестоимость добычи — не более 100 долларов за 1000 кубометров. Кроме того, подобный подход позволяет вести разработку в густонаселенных районах: минимальная инфраструктура на поверхности не требует отвода больших площадей.

«ДЛЯ ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАН ПРОБЛЕМА СЛАНЦЕВОГО ГАЗА — ЦЕЛИНА И В ГЕОЛОГИЧЕСКОМ, И В ТЕХНОЛОГИЧЕСКОМ ОТНОШЕНИИ»

- Аналитики утверждают, что в Китае грядет «Великая газосланцевая революция»: к 2030 году там будут добывать более 110 миллиардов кубометров газа из нетрадиционных источников — в основном сланцев, которые перекроют четверть потребности китайского рынка. Что же будет с их и без того проблемной экологией?

- Китайцам проще — у них есть не только глубокое, но и более мелкое залегание пород, из которых добывают сланцевый газ.

- Осуществимы ли амбициозные планы поляков? Якобы там новооткрытого сланцевого газа достаточно для полного самообеспечения, хотя сейчас страна импортирует примерно 72 процента голубого топлива. Скептики не без ехидства нарекли страну «новой Саудовской Аравией»…

- В Польше нет традиционных месторождений природного газа, вот они пытаются решить проблему энергонезависимости всеми возможными способами. Однако заявления в прессе, что Польша обойдется без «Газпрома», просто блеф… (В соответствии с недавно подписанными соглашениями, поставки российского газа в Польшу предполагается постепенно увеличивать — с 9,7 миллиарда кубометров в 2010 году до 11 миллиардов в 2012-м и последующие годы. — Авт.).

Для европейских стран проблема сланцевого газа — целина и в геологическом, и в технологическом отношении. Увы, не определены перспективные направления поисков месторождений, нет достоверных оценок их ресурсов…

Это в США очень благоприятные условия — слои залегают на небольшой глубине 400-500 метров, причем — на огромных площадях. У нас же не только нет такого размаха, но и глубина залегания составляет два-два с половиной километра… Необходимое количество горизонтальных скважин мы не можем сделать даже технически, не говоря уже о риске не получить нормальные объемы сланцевого газа. Скажем, американцы на одном из своих крупных месторождений пробурили 11 тысяч скважин с гидроразрывом…

- Такой технологический процесс наносит вред экологии?

- Увы, очень существенный. Для одного гидроразрыва необходимо около тысячи тонн воды, а такие процессы на месторождении производятся тысячами, если не десятками тысяч. Используются также химические смеси — производные хорошо растворимой в воде целлюлозы, соли органических кислот, отходы нефтепереработки. Это может привести к загрязнению артезианских питьевых вод, повышению концентрации в воде, почве и растительности канцерогенных соединений…

- Экологам впору схватиться за голову: главное достоинство сланцевого газа — близость к рынкам сбыта — может превратиться в его недостаток…

- Вряд ли люди согласятся променять чистую воду на газ, к тому же европейцы более серьезно относятся к вопросам защиты окружающей среды, чем американцы. (Впрочем, с экологическими рисками все не так однозначно. По словам Джона Кьюртиса из ведущего геологического университета США Colorado School of Mines, месторождения сланцев залегают намного глубже, чем используемые источники питьевой воды. На такой глубине вода находится исключительно в виде едкого соляного раствора, который и так непригоден для питья. К тому же некоторые американские компании — например, Halliburton — начали внедрять ультрафиолетовое облучение скважин с целью повышения их экобезопасности. — Авт.).

- Кстати, россияне утверждают, что «Газпром» давно владеет технологиями и горизонтального бурения, и гидроразрыва пластов, но нет смысла использовать дорогой газ при наличии дешевого…

- Для Украины разработка сланцевого газа — реальная перспектива, правда, на ближайшие 10-20 лет. Как, впрочем, и гидраты Черного моря, которых у нас сколько угодно. (В перерасчете на метан запасы газогидратов всего бассейна Черного моря оцениваются в среднем в 50 триллионов кубометров. — Авт.).

«ПРОГРЕСС В РАЗВЕДКЕ И ДОБЫЧЕ ГАЗА НЕВОЗМОЖЕН БЕЗ ЛЬГОТНОГО НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ»

- Реалии сегодняшнего дня удручают: в Украине заморожено больше половины прежних нефтедобывающих скважин — непрестижная профессия, дряхлое, еще с советских времен, оборудование…

- Наши коллеги на работающих промыслах имеют по три-четыре аварии на каждой буровой… Но лет за пять вполне реально нарастить добычу газа на 5-10 миллиардов кубометров — при хорошем финансировании и грамотно разработанной правительственной программе. Нужно возродить отработанные скважины, где в свое время газ выбирали процентов на 35 (хотя во всем мире никто не берет меньше 65-ти), а на действующих бурить горизонтальные стволы, что увеличивает газоотдачу от двух до пяти раз. Реанимировать весь нефтегазовый комплекс — производство труб, компрессорных установок…

- Но он был весь завязан на Союз…

- Пока сами не можем делать хорошие станки, их надо покупать, причем не российские, а более продвинутые технологически.

Есть и другие ресурсы. В свое время в Украине недооценивали использование шахтного метана. Ситуация практически не изменилась, хотя, по нашим оценкам, речь идет об огромных запасах газа — от 18 до 25 триллионов кубометров.

- Но сейчас на шахте имени Засядько добытый шахтный метан очищают и пускают на производство тепла…

- Подобные работы нужно четко спланировать на государственном уровне — нет у государства денег — отдайте в частные руки. Только шахтный метан уже через три-четыре года может добавить нам три-четыре миллиарда кубометров газа, к тому же сберечь человеческие жизни. Утилизируя шахтный метан, мы делаем шахтерский труд более безопасным.

- По некоторым оценкам, добычу газа в Украине можно нарастить в несколько раз. А вы как считаете?

- В пять и более, по самым скромным подсчетам. Конечно, для этого необходимо проводить емкие геолого-разведочные работы — в основном буровые.

Во всем мире до 60 процентов газа добывают из так называемых карбонатных коллекторов (известняков), на которые в Украине внимания не обращали — их поиски начались только сейчас. По геологическим данным, у нас очень большие потенциальные ресурсы в глубоко залегающих породах. Увы, прогресс в разведке и добыче газа невозможен без льготного налогообложения.

- Сегодня это слово честнее писать как «налогооблажание»…

- …Конгресс США принял решение о льготном налогообложении, Российская Госдума обсуждает новый проект о налоговых льготах для предприятий, желающих применять новые технологии, налоговые каникулы на 15 лет получили разработчики полезных ископаемых…

Для государства нужно четко оценить, куда перспективнее направить средства, и развязать руки производственным организациям, добывающим газ. Налоги ведь так задавили, что многие просто прекратили газодобычу из-за нерентабельности (хотя даже в таких сложных условиях отечественный газ все равно в два-три раза дешевле покупного).

«СО ВРЕМЕНЕМ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО БУДЕТ ИМЕТЬ ДРУГИЕ ИСТОЧНИКИ ЭНЕРГИИ»

- И отечественного, и зарубежного инвестора нужно в первую очередь заинтересовать — он ведь вкладывает деньги, рискует прибылью, которую может так и не получить…

- Конечно, нельзя без повода менять правила игры, как в нашумевшей истории с компанией Vanco Prikerchenska Ltd: одно правительство договор подписало, другое через полгода отменило, заявив, что считает себя обязанным сохранить Прикерченский шельф для потомков.

Мягко говоря, это заявление некорректно: шельф находится на глубине 100-120 метров, дальше уже идут континентальный склон и впадина. Vanco Prikerchenska Ltd взялась за континентальный склон, захватив только маленький кусочек, где структура выходила на шельф, — там собирались сделать пробную скважину.

Украинская сторона настаивала, чтобы Vanco Prikerchenska Ltd начинала с тех глубоководных структур, которые ни нам, ни россиянам в ближайшие 20 лет не под силу технологически. У нас нет современных платформ (мы не можем разбурить даже те месторождения свободного газа, которые готовы к эксплуатации, — «Одесское» и «Безымянное» на шельфе Черного моря, например).

У американцев же есть и оборудование, и опыт координации подобных работ. Под их руководством пробурены две сверхглубоководные скважины в Марокко (глубина воды — 2125 метров, общая глубина — 3900 метров) и Кот-д’Ивуаре (глубина воды — 1735 метров, общая глубина — 3100 метров).

- Как известно, после разрыва контракта Vanco обратилась в Стокгольмский арбитражный суд. Каковы перспективы?

- Сейчас идет вторая очередь разбирательств, и у компании есть все шансы выиграть процесс. Непонятно, зачем было отменять соглашение по надуманному поводу, если Украина могла официально расторгнуть договор в случае его невыполнения?

При заинтересованном государственном подходе мы давно должны были бы приступить к разработкам в нашем Южном регионе — там очень солидные перспективы. На Прикерченском участке шельфа Черного моря расположены свыше 30 нефтегазоносных структур: «Абиха», «Моряна», а на глубоководной части — «Тетяев», например, где предполагаются огромные запасы газа. К сожалению, у нас есть только две плавучие самоподъемные буровые установки — платформы «Сиваш» и «Таврида»…

- Сложности глубоководного бурения понятны, а что мешает развернуться во всю ширь на суше?

- Инерция мышления. Скажем, на границе Черкасской и Кировоградской областей, например, имеется одно из трех самых важных в Европе месторождений горючих сланцев — Болтышское. Общее количество залежей оценено в 3,7 миллиарда тонн, причем залегают они на глубине до полукилометра… Есть много технологий их использования — если бы вопрос стоял серьезно, они должны быть давно востребованы.

К альтернативным источникам энергии относятся также бурые угли — сейчас разрабатывается проект по их разработке и получению чистого водорода. Есть инвесторы, технология экологически чистая, немецкая.

- Перспектива дальняя?

- Нет, порядка трех-пяти лет…

Водородная энергетика уже практически запущена. В Александрии организована холдинговая компания, местные власти заинтересованы, чтобы она работала, — есть гарантия иностранного финансирования…

- Если промышленность перейдет на водородный синтез, тема нефти, газа, в том числе сланцевого, отпадет автоматически?

- Конечно, со временем человечество будет иметь другие источники энергии. Но сегодня стоит разумно использовать то, что у нас есть, применяя новые технологии (не только заемные — у нас полно собственных). Просто государству нужно повернуться лицом к нефтегазовой отрасли…
Татьяна Чеброва
Источник: bulvar.com.ua

загрузка...